Кто заинтересован в расколе российской уммы?

0
Доктор исторических наук, профессор, директор Агентства этнонациональных стратегий. А.Л.Кобринский
Доктор исторических наук, профессор, директор Агентства этнонациональных стратегий. А.Л.Кобринский

История России очень многогранна и сложна. Всегда были люди, стремившиеся в угоду различным силам спровоцировать внутренний конфликт и расколоть российское общество. Действовали они почти всегда под маской борьбы за правду, историческую справедливость (не зная и не понимая при этом истории), прикрываясь «чистотой» веры, стремясь создать противоречия на «пустом» месте и исказить, извратить истинное положение вещей, придать им иной смысл.

22 февраля 2020 года муфтий Москвы, глава ДСМР (Духовное собрание мусульман России), член Общественной палаты РФ Альбир Крганов выступил на съезде общества «Двуглавый Орел», где, поприветствовав собравшихся, призвал к дружбе и единству мусульман и православных России, затронув в качестве примера ряд эпизодов общности исторической судьбы народов России. А. Крганов подчеркнул, что мусульмане России солидарно поддержали необходимость рассмотрения внесения поправок в Конституцию РФ, справедливо обосновав это, прежде всего, «высоким доверием» между православными и мусульманскими общинами России, представители которых, вместе честно служили Родине, противостоя, как внешним, так и внутренним врагам. В своём выступлении глава ДСМР обратил внимание на необходимость сохранения исторической памяти и поддержания консенсуса в обществе, это, по сути, то, к чему неустанно призывает Президент России.

Тем удивительнее, что речь муфтия, Главы ДСМР  встретила не просто непонимание, а резкое неприятие и эмоционально-несдержанную критику со стороны первого заместителя председателя ДУМ РФ (Духовное управление мусульман), Д.Мухетдинова, опубликовавшего на сайте статью «Аксиология предательства». Можно было бы не обратить внимание на этот выпад одного человека против другого, но проблема гораздо шире и глубже, чем просто «личная неприязнь» взглядов и позиций Крганова Мухетдиновым. Но разберем всё по порядку, в чем суть претензий и какие выводы можно сделать стороннему наблюдателю из рассмотренных материалов, а именно, выступления Крганова и статьи Мухетдинова.

Итак, уже само название статьи это эмоциональный посыл к конфликту. Аксиология – это раздел философии изучающий природу мировоззренческих ценностей, их связей, как между собой, так и с культурными, социальными факторами, а также со структурой изучаемой личности. Проще говоря, чем мотивированы поступки человека на его жизненном пути. Сложно сказать насколько словосочетание аксиология предательства употребимы в принципе (это к философам), но очевидно, что А.Крганова обвинил в предательстве его единоверцев и не просто рядовой мусульманин, а один из руководителей ДУМ РФ, видящий ДСМР в качестве конкурента. И здесь интересный поворот. А. Крганов в своём докладе, как сказано выше, призвал к единению граждан России, высоко оценив сложившуюся дружбу и доверие между конфессиями и людьми в России, то есть его позиция по этому вопросу соотносится с позицией политики государства в целом и Президента России в частности. Так кого конкретно он предал? Исходя из слов Д.Мухетдинова, получается, что политика российского государства и всенародно избранного Президента страны в вопросах национальной политики является неверной? Интересно, как подобная позиция согласуется с членством в Общественной палате РФ и с позицией самого руководителя ДУМ РФ? Остается странное ощущение, Р. Гайнутдин всегда был достаточно мудрым управленцем и не хотелось бы верить, что подобная позиция автора статьи согласованная точка зрения всего ДУМ РФ, но статья вышла на сайте ДУМ РФ, за подписью его первого заместителя. Таким образом, первый вопрос, считает ли ДУМ РФ согласованную позицию с общим курсом страны в сфере межнациональных отношений предательством, если да, то предательством чего? Второй вопрос, вытекающий из первого, не являемся ли мы свидетелями того, что в российской умме начался необратимый раскол, рупором которого и выступил Д.Мухетдинов?

Любопытно далее, в первом же пункте своей статьи Мухетдинов обвиняет Крганова в незнании истории, заявляя следующее: «Мусульмане не получали согласие на строительство мечети в Замоскворечье ни от императрицы Екатерины II, ни от императора Александра I; в 1813 году в Москве не было построено никакой мечети, и в те годы здесь вообще не существовало ни одной мечети». Это утверждение не совсем согласуется с историческими документами, согласно которым, о существовании мечети в Москве упоминается еще во времена Петра I и относится к началу XVIII века (что не исключает и более раннего существования молельных домов для мусульман на Москве) и тот факт, что по одной из версий она сгорела в пожаре 1812 года, а по другой она была снесена из-за ветхости дает нам основание предполагать, что она все таки была деревянной. И действительно, разрешение на строительство новой мечети выдал генерал-губернатор Д. Голицын в 1823 году, однако, трудно предположить, что без согласия императора Александра I Голицыным самостоятельно было принято решение о строительстве культового сооружения для нужд ислама, как и вряд ли было возможно согласие императора без учёта памяти о погибших воинах-мусульман в Отечественную войну 1812 года и в рамках других военных кампаний и уважения к мусульманам в целом. Исходя из сказанного очевидно, что выданное разрешение на строительство мечети являлось ни чем иным как знаком «признательности правительства за заслуги конных и пеших воинов-татар и башкир в победе над Наполеоном» в том числе.

В этом эпизоде статьи за подписью Мухетдинова мы видим не только попытку зацепить оппонента, безосновательно, обвинив его в «незнании истории московских мусульман», но и желание несколько исказить историческую правду, заострить межнациональный вопрос и вбросить тезис о религиозном «притеснении» сторонников ислама в Российской империи, что в свою очередь ставит перед нами вопрос: какова цель этих инсинуаций и кто стоит за этим?

Во втором пункте рассматриваемой статьи идет заочный спор о роли Мухаммед-Сафа Баязитова. Оценки этой личности разнятся. Живший в сложное революционное время человек, имел сложную систему жизненных координат и дело каждого принимать или не принимать ценностные ориентиры другого, но совершенно точно то, что предложение  найти могилу муфтия ОМДС Баязитова у любого адекватного человека не может вызывать чувство протеста даже просто исходя из гуманистических соображений. Представляется, что в попытке заострить ситуацию оппонент переходит черту. В ХХI веке обвинять посмертно человека в том, что он «признал не только Временное, но и Советское правительство», представляется несколько странным в силу отсутствия понимания, чем руководствовался человек и в чём конкретно выражалось это признание, при условии, что автор текста статьи справедливо указывает, что М.-С. Баязитов был уволен с поста муфтия 27 апреля 1917 года, то есть за полгода до прихода к власти большевиков и последующего установления ими Советской власти. Согласно логике статьи все служители культа, как мусульмане и православные, так и представители других конфессий, в годы Советской власти были «конформисты-приспособленцы». В тоже время, в этот исторический период нужно было иметь известное мужество, чтобы не изменить своему жизненному предназначению. К заявленному тезису, что будучи имамом Баязитов работал в ГПУ, никакой доказательной документальной базы не представлено. Мы также не располагаем документами это подтверждающими. При условии, что если это факт имел место, прежде, чем осуждать, не мало важно также понимать, какой конкретно деятельностью он там занимался. Вероятно, автор статьи забыл чему учит любая религия, в том числе и ислам – прощению. И в контексте последнего призыв найти могилу, выглядит как призыв истинно верующего человека, следующего нормам и принципам своей веры.

В третьем пункте с довольно негативным оттенком упоминаются чёрносотенные организации, не будем втягиваться в долгий анализ деятельности этих организаций и их программных документов отметим лишь, что автор статьи похоже находится под воздействием образа чёрносотенных организаций, созданного советской историографией, однако, чёрносотенные организации стали появляться в России уже после волны погромов и общеизвестно, что после их формирования погромы прошли только в той части Российской империи, которую сегодня занимает Польша, а там то, как раз и не было чёрносотенных организаций. Исследователям еще предстоит дать оценку их роли в стабилизации ситуации в государстве. Здесь также хотелось бы отметить и тот факт, что в Польше еврейские погромы с массовыми жертвами измеряемыми сотнями, тысячами евреев проходили в Польше и после распада Российской империи, о чём в одном из своих выступлений говорил и Президент РФ В.В. Путин, метко и по существу охарактеризовав посла Польши в предвоенной Германии.

Чёрносотенные организации были противниками западнической либеральной идеологии, и их собирательное название уходит корнями не в одноименный цвет, а в название податного населения, несшего свои повинности не в пользу помещика  или церкви, а в пользу государства – чёрносошные крестьяне. Их идеологией была теория официальной народности графа Уварова. Организации входившие в Чёрную сотню выступали в поддержку официальной власти с позиции охранительства и пользовались известной поддержкой в обществе, являясь естественными врагами революционных организаций, которые объявили охоту на представителей чёрносотенцев, однако им так и не удалось объединиться в политическую партию и предложить обществу позитивную программу преобразований исходя из текущего момента.

Таким образом, автор статьи в одном случае резко выступает против тех, кто вольно или невольно, с его слов, поддержал революционные события, а в другом, в негативном контексте упоминает тех, кто боролся с революционными идеями. Так какова же позиция самого автора? И ещё, Галимджан Ибрагимов пишет в книге «Татары в революции 1905 года» (1926): «Когда на третий день октябрьских событий в 1905 году в Казани губернатором при помощи полиции была подготовлена контрреволюционная демонстрация с царскими портретами, иконами и хоругвями, то татарские реакционеры под предводительством видного татарского духовного деятеля Галимджана Баруды (в 1917 году он был выбран муфтием) в составе 14 татарских мулл, Сайдашева и компании других монархистов присоединились к этой манифестации и совместно с русскими попами и черносотенцами обошли Казань». Имеются в виду дореволюционные мусульманские деятели Галимзян Баруди и Ахметзян Сайдашев. В чем же обвинит Д.Мухетдинов этих уважаемый мусульман?

В четвертом пункте означенной статьи идет речь о том, что А. Крганов противопоставляет консерваторов и либералов, но их противопоставляет не Крганов, их противопоставляют их собственные взгляды и весь ход истории. Далее идет  весьма оригинальное предположение: «Из его (Крганова – авт.) речи складывается впечатление, что достойно «народу и Отечеству» служили только первые. А вторые – так называемые либералы – хотя их и не упомянули – получается, были «врагами народа и Отечества». Обращает на себя внимание тот факт, что этого не было сказано в докладе, в чём признается и сам автор текста, но с очевидной целью – очернить коллегу все средства хороши, хотя, если есть передёргивание в одном сюжете, то какова вероятность наличия объективности в другом?

Нижеследующий пассаж, где идёт прямое сравнение главы ДСМР с попом Гапоном представляется эмоционально-вздорным и говорит о том, что автор текста не знает ни предмета, о котором пишет, ни реальных исторических событий, вновь находясь в плену большевистского видения истории, в плену «Краткого курса ВКП(б)», при этом  обвиняя своего единоверца в незнании истории и в том, что «черно-белая картинка, сложившаяся в голове у чувашского религиозного деятеля» якобы не позволяет ему понять глубины исторического процесса. Для нас в приведенной цитате интересен ещё один, на первый взгляд, незаметный нюанс: выход на национальную тему – «чувашского религиозного деятеля». Известно, что по вероисповеданию чуваши христиане. Очевидно, что фраза использована в уничижительном контексте, то есть автор статьи пытается донести до читателя мысль, что быть выходцем из Чувашии это плохо, это ограничивает возможности человека и прежде всего интеллектуальные, а это уже есть ничто иное как разжигание национальной розни и заявка на собственное превосходство, то есть, выход на шовинизм. По крайней мере, так это выглядит для стороннего читателя, что в свою очередь, учитывая должности и сферу деятельности Д. Мухетдинова повергает, как минимум, в изумление. Идеей собственного превосходства пронизан весь текст статьи: «А. Крганов, не понимая всех тонкостей политического и идеологического расклада…» (а автор статьи понимает), «…его назначили на эту роль…», «…ошибочные суждения…», «…полное незнание предмета…» (автор статьи знает истину и никогда не ошибается. Автор приравнял себя к Богу?) это только некоторые цитаты из рассматриваемого материала, но они ясно демонстрируют насколько сильно поразил сильное ангажированность автора статьи  (странный по тональности фрагмент, где идет речь о памяти Симеона Бекбулатовича – Саин-Булат хане «Против этого я принципиально возразить не могу…» использование местоимения первого лица единственного числа в сюжете, о котором автору не задавали вопроса). Насколько подобная несдержанность уместна для религиозного деятеля не нам судить.

Так как в рассматриваемом тексте несколько раз упоминается памятник Ивану IV, полагаем уместным сказать несколько слов об этом. Во первых, едва ли А.Крганов мог высказаться  за установление памятников в обличии живых существ. (Насколько мне известно, по исламу воздвигать памятники в обличии живых существ не одобряется). Вопрос с памятником конкретно этому царю очень сложный и деликатный. Очевидно, что он был «сыном» своего времени и по методам и технологиям используемым при управлении государством, он совершенно не выделялся среди своих современников-правителей, например, Франции, Англии да, и других стран XVI века, а зачастую был более «гуманным», если вспомнить для сравнения Варфоломеевскую ночь или казнь Томаса Мора и убийство жён короля во времена Генриха XVIII. Разумеется, это никак не оправдывает его, в тоже время его государственная деятельность, вынося за скобки её методы, вполне сопоставима с деятельностью Бисмарка (который, кстати, тоже не отличался избирательностью средств и методов для достижения своих целей). Только последний герой и создатель Германии, а Иван Грозный в представлении обывателей и знатоков «всех тонкостей политического и идеологического расклада той эпохи» тиран. Безусловно, это слишком однобокое и не объективное представление о ходе исторических процессов, даже у людей косвенно объявивших себя истиной в последней инстанции. Также следует учитывать один немало важный факт. Историю Ивана IV писали не его прямые потомки, а значительная часть документальной информации о том времени пришла к нам из записок иностранцев и политических противников царя.

Чтобы понять всю глубину мысли в заключительном абзаце статьи, нужно вернуться в начало.

Альбир Крганов в своём докладе призвал к дружбе и единству мусульман и православных России, отметил, что мусульмане России солидарно поддержали необходимость рассмотрения внесения поправок в Конституцию РФ, указал на высокое доверие между православными и мусульманскими общинами России, представители которых, вместе честно служили Родине, противостоя, как внешним, так и внутренним врагам.

Как этот посыл нашел отражение у Д. Мухетдинова, цитируем: «Наш путь – принципиально другой. Мы не идем путем революций, смены конституционного строя… Мы – имея ввиду Духовное управление мусульман Российской Федерации и духовный центр мусульман России в лице Московской Соборной мечети – идем по пути диалога, конституционной защиты своих прав… не революционной стратегии развития общества». О каком «принципиально другом пути» идет речь и о какой революции несколько раз в четырёх строчках упоминает автор? Какой может быть принципиально иной путь пути дружбы и единству, пути доверия и честного служения Родине? Что, учитывая настоящий политический контекст, скрывается за словами человека, понимающего все тонкости «политического и идеологического расклада», «мы не идем путем … смены конституционного строя…?» Насколько эти слова отражают истинную позицию ДУМ РФ возглавляемое, без сомнения, грамотным и мудрым человеком муфтием  Р. Гайнутдином и какова его реакция на этот посыл, солидаризируется ли он с подобным посылом, высказанном от имени его организации?

Подведем итоги.

По сути, эта статья подталкивает мусульманские организации России к конфронтации друг с другом, более того — автор сознательно или нет ведет народы России к конфронтации с русским народом, что не просто чрезвычайно опасно для России, а катастрофично.

Идеи автора статьи вступают в концептуальное противоречие с призывами главы государства к консолидации российского общества и в корне противоречат аятам Корана о прощении и солидарности.

Всё это наносит непоправимый вред умме в совокупности.

Россия страна сложная со множествами граней, тонов и полутонов. Религиозные деятели, а тем более претендующие на лидерство, должны быть сдержанными, ибо на них лежит огромная ответственность. Любое неосторожное высказывание или даже косвенный посыл может привести к необратимым последствиям.

Очевидно, что данной статьей автор манипулирует и муфтием Р. Гайнутдином, поставив его перед непростым выбором, поддержать автора и солидаризироваться с его идеями или принять иные решения. Прямой раскол в мусульманском сообществе  никому не принесет пользы, а главное — это очевидный удар по российской государственности.

Доктор исторических наук, профессор, директор Агентства этнонациональных стратегий. А.Л.Кобринский

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *